Последние проекты

Дизайн квартиры. Вне философии

Присущи ли дизайну интерьера мужские или женские черты? Этот вопрос активно обсуждается в прессе, на всевозможных тематических семинарах. Не исключено, что кое-кто из архитекторов, дизайнеров, критиков пишет на данную тему научный трактат или философское эссе. Рассказывая об этом доме, в некоторой степени придется затронуть ту же проблему, но определить, какие элементы его дизайна относятся к чертам мужского характера, а какие — женского, достаточно трудно. По словам автора проекта архитектора Дарьи Харитоновой, пришлось работать в своеобразном творческом тандеме с заказчиком — владельцем дома. Каждая идея ими обязательно обсуждалась и перерабатывалась. В итоге интерьер отличается необычным характером, где мужское и женское начала переплелись подобно черно-белому знаку равновесия инь и ян.

В работе над проектом не было никакого пафосного настроя, философской подоплеки. Просто архитектор пыталась понять заказчика. Казалось бы, что здесь особенного, слушай да делай то, что говорят. Но на практике оказывается, что не всегда нужно прямолинейно следовать указаниям. Во-первых, потому что заказчик не профессиональный архитектор и не может знать всех тонкостей строительства дома, а во-вторых, его желания могут быть рационально не оправданы. За примером далеко ходить не надо. Первоначально владелец дома обратился за проектом к другому архитектору. Чтобы тот досконально вник в его представления о комфортном жилье, он самостоятельно нарисовал план трехэтажного здания. Архитектор принял его буквально за основу проекта, практически не внеся никаких изменений. В итоге пострадала и планировка, и конструкция дома. Так, высота потолков оказалась в черновом варианте 2,9 метра, а значит, после отделочных работ она уменьшилась бы еще на 20 сантиметров. Получить загородный дом с высотой комнат как в панельной многоэтажке — абсурд. Планировка также отличалась рядом существенных недостатков: она напоминала нарезку из множества маленьких комнат. На первом этаже не был предусмотрен тамбур (зимой он задерживает холодный воздух, проникающий в дом при открытии входной  двери). Все это типичные ошибки городского жителя. Для заказчика они простительны, но никак не для архитектора.

Дарья Харитонова считает, что профессионалу необходимо уметь прочесть второй слой информации, поскольку заказчик не всегда правильно выражает свою мысль. А в некоторых ситуациях необходимо отстаивать собственную точку зрения, убедительно доказывая ее правильность. Застав строительство дома на стадии закладки фундамента, она сумела убедить владельца дома серьезно изменить проект. Для начала увеличили высоту потолков более чем на полметра.

Но казалось бы и такое очевидное решение пришлось обсуждать достаточно длительно. Заказчик не хотел менять пространство лестничного холла. Ведь все конструктивные расчеты уже были выполнены, а тут необходимо начинать все заново. Но доводы архитектора оказались сильнее, тем более что перерасчет рабочей документации она взяла на себя.

Планировка также подверглась серьезным изменениям. Архитектор убеждена, что в загородном доме не нужно принципиально большее количество помещений, чем в квартире. Просто допускаемая здесь свобода в конструктивном решении позволяет сделать их максимально просторными. Поэтому она предложила вместо множества мелких изолированных помещений, часть из которых выполняла лишь подсобную функцию, сделать немного меньше, но отличающихся большей площадью. Кстати, для этого не потребовалось вносить серьезные изменения в планировочную схему. Просто на плане она удалила часть межкомнатных перегородок. В итоге на первом этаже появился тамбур и просторная прихожая, парадный холл, из которого можно попасть как в гостевую часть дома, так и в подсобную. На втором этаже разместились приватные помещения — хозяйская спальня и детская со своими ванными комнатами, а также гостевая спальня, в мансарде же устроили кабинет и бильярдную.

Отсутствие цокольного этажа, увеличение высоты двух уровней — все это должно было негативно сказаться на визуальном восприятии дома. Однако благодаря грамотному расположению коттеджа на участке (в дальней части внутреннего двора), невысокой мансарде и декору фасадов здание выглядит весьма компактным. Классические наличники окон, рустовка первого этажа и ненавязчивое цветовое решение (охристо-белые фасады контрастно очерчены шоколадно-коричневым цоколем и кровлей) помогли дому отлично вписаться в архитектурную картину всего поселка. Хотя перед архитектором никто не ставил подобной задачи, тем не менее ей удалось избежать стилевого разнобоя, характерного для коттеджных поселков, которые застраиваются по индивидуальным проектам. И дом, и построенный немного позднее флигель для прислуги решены в классическом духе, но без лишней помпезности, с элементом некой интриги, заставляющей каждого посетителя немного поразмышлять над тем, что ему предстоит увидеть внутри. И в ожидании чего-то необычного, поверьте, он не ошибется.

Планировка первого этажа отличается двумя сценариями развития событий — повседневным и парадным. Для осмысления первого варианта давайте представим себя в пятницу вечером, после рабочего дня едущим за город. Нужно, конечно же, забежать в магазин за продуктами — ведь холодильник порядком опустел. Добравшись до дома, выгружаем покупки из машины, стараясь захватить все сумки за один раз, и с пакетами наперевес открываем входную дверь. Первое желание — скорее освободиться от тяжелой ноши. Но где? Оставить все тут, в прихожей, а потом бегать за каждой сумкой через холл и гостиную на кухню? В нашем случае проблема решается сама собой: из прихожей, повернув налево, можно сразу попасть в кухню и положить пакеты с продуктами на прилавок, чтобы потом их спокойно, без лишней беготни разобрать. Просто, удобно, практично. Ну а в случае праздничных приемов дверь на кухню достаточно закрыть, и тогда гости, минуя прихожую, попадут в парадный холл, где, не чувствуя себя стесненными, смогут подождать приглашения пройти в гостиную.

И в том и в другом варианте движение по первому этажу осуществляется по кругу (прихожая, холл, гостиная, столовая, кухня и снова прихожая).

Разница лишь в направлении: либо по часовой стрелке (повседневный сценарий), либо — против. Возможность создать подобное планировочное решение весьма обрадовала архитектора, она считает, что движение по кругу избавляет от стресса, положительно влияя на подсознание. Например, когда дома человек разговаривает по мобильному телефону или о чем-то думает, он часто ходит по комнате. При этом свободному передвижению нередко препятствует стена, приходится поворачивать назад. Когда постоянно натыкаешься на преграды, создается ощущение тупика. Движение же по кругу без каких-либо помех, напротив, на подсознательном уровне укрепляет убеждение в том, что проблему можно разрешить. Вот и в нашем случае, открыв во всех комнатах двери, хозяева свободно перемещаются по первому этажу. Пространственная композиция от этого тоже выигрывает — она становится более разнообразной, богатой.

Определенная интрига заложена не только в планировочном решении первого этажа, но и в трактовке  функциональных зон. Так, например, на кухне нет ни барной стойки, ни маленького столика для завтраков. Иными словами, здесь не на что присесть. Согласившись на предложение автора проекта разместить по соседству с кухней столовую, заказчик выдвинул встречное условие: чтобы ею пользовались не только во время парадных приемов, но и в повседневной жизни, в кухне не должно быть никаких стульев. Поэтому меблировку этой комнаты составляет лишь гарнитур от Brummel. Правда, есть табуретка с плетеным сиденьем, но это на случай, если хозяйке потребуется немного передохнуть во время приготовления кулинарного шедевра.

Несмотря на столь жесткое решение, интерьер кухни воспринимается очень легким и изящным. Светлая мебель в классическом стиле с нотками прованса, римская штора, кокетливо подвязанная двумя бантами, английская керамическая плитка с яркими рельефными овощами — все это потребовало деликатного подхода к деталям и аксессуарам. Декоративные украшения в виде связок перцев и чеснока, сделанные из керамики, а также набор поваренных принадлежностей под старину автор проекта специально привезла с острова Корфу. Они весьма удачно сочетаются с рельефными панно. Хозяева дополнили интерьер пивными кружками и фигурками из оникса. Завершают классическую обстановку с легким оттенком сельской идиллии изящные люстры с медными рожками и полы, облицованные керамогранитной плиткой, которая уложена на манер шахматной доски — глянцевые поверхности чередуются с матовыми.

Широкий проем с раздвижными дверями из матового стекла отделяет кухню от столовой. Последняя условно поделена на две части — собственно столовую, расположенную в эркере, и каминный зал. Согласитесь, тоже необычное решение, ведь традиционно в современных домах камин устраивают в гостиной. Однако в нашем случае архитектор предложила установить модель с двухсторонним очагом. Так что каминный зал оказался сразу в двух помещениях — столовой и гостиной, благодаря чему удалось более сложно разыграть пространство обеих комнат. Мраморный портал для камина в столовой подобрали хотя и в классическом варианте, но с рокайльными элементами. Центральная композиция в виде замысловатой раковины, боковые детали в форме валют, плавные, круглящиеся линии профилей образуют замысловатую композицию, завершенную узкой столешницей. В высоту она занимает немного более метра, поэтому пространство над камином требовало дополнительного оформления. Автор проекта предложила зеркало в искусственно состаренной резной раме. Поначалу заказчик хотел отказаться от этой идеи, подозревая, что, сидя за столом во время обеда, он увидит в нем собственное отражение. Но, обнаружив,  что зеркало будет висеть достаточно высоко и отражать лишь оконный карниз, согласился с предложением архитектора.

Под розовато-бежевый портал камина подобрали напольное покрытие: центр комнаты облицован светло-бежевыми керамогранитным плитами, а периметр подчеркнут более темной отделкой цвета кофе с молоком. Такое покрытие весьма практично, однако холодный глянец гранитных и мраморных поверхностей не традиционен для наших широт, отличающихся нежарким климатом. Чтобы внести в интерьер теплые нотки архитектор использовала яркий текстиль — кресла с контрастной полосатой обивкой, алые подушки для стульев, шторы с вышитым цветочным орнаментом. Все они подобраны исключительно в теплой цветовой гамме. Интересно, что драпировки окон не имеют подхватов.

Архитектор это сделала намеренно, чтобы проявить рисунок вышивки и подчеркнуть высоту потолков. С этой же целью она отказалась от точечных светильников. Редко когда удается осветить помещение с помощью красивых люстр на длинных подвесах. Зачем же отказываться от такой возможности, когда высота потолков составляет около 3,5 метра.

Поскольку заказчик принимает иногда дома партнеров по бизнесу, то гостиную решили обставить с элементами кабинетного стиля. Помещение должно было стать одновременно презентабельно роскошным и сдержанно деловым. Как ни странно, но камнем преткновения в осуществлении подобной задачи стала отнюдь не меблировка, а выбор отделочного материала для стен. От покраски или декоративной штукатурки отказались сразу — в интерьер с деловым оттенком необходимо было внести камерное настроение. Оставались обои. Но только с каким рисунком? Цветочный орнамент здесь был бы неуместен, поскольку обстановка гостиной отличалась сдержанным характером. Свойственные кабинетному стилю обои в полоску увеличили бы высоту потолков, а они и без того были достаточно высокими. Просто абстрактный рисунок не соответствовал классической обстановке.

Решить проблему довольно долго не удавалось, пока архитектор случайно не наткнулась на образец обоев с медальонами от Lewis & Wood, на которых был изображен профиль какого-то императора. Представить, как они будут выглядеть после оклейки, довольно трудно, поэтому оценить находку Дарьи заказчик смог лишь по завершении отделки — очень деликатный рисунок, не бросающийся в глаза, ему понравился. Тем более что он великолепно сочетался с порталом камина, выполненным в стиле ампир. И в том и в другом проскальзывал легкий намек на имперский характер декора.

Настроиться на торжественное восприятие гостиной помогает парадный холл. Пространство достаточно большого по площади, но минималистского в обстановке помещения архитектор хотела оживить, разыграв в нем несколько композиций. Для начала выступающую балку перекрытия она декорировала накладными гипсовыми консолями. Затем предложила сделать две глубокие одинаковые ниши с консольными столиками на изящных резных ножках и подсветкой для картин. Причем мраморные столешницы подобрала в тон напольному покрытию из керамогранита, уложенному в виде двух орнаментальных ковров. Ограждение лестницы сделали максимально облегченным в визуальном восприятии, для чего рисунок балясин и завершение перил в виде спирали автор проекта разработала самостоятельно. В результате холл получился нескучным, в нем абсолютно отсутствует ощущение проходного пространства.

Приватная часть дома сразу же поражает огромным морским аквариумом, установленным в лестничном холле второго этажа. Конечно же, стеклянная чаша изготовлена по специальному заказу, а вот тумбу под нее архитектору пришлось разрабатывать самостоятельно и, помимо изящного дизайнерского решения, предусмотреть место для размещения необходимого оборудования.

Обстановка хозяйской спальни, отличающаяся особой элегантностью решения, родилась не сразу, а постепенно, шаг за шагом. Сначала хозяева долго искали кровать, остановившись на модели от Lipparini с ажурными спинками в виде замысловатых вензелей, темно-бордовый цвет которых вместе с серебристыми резными накладками продиктовали цветовую гамму многих других элементов. К легкой, изящной кровати следовало подобрать и соответствующие тумбочки. Обычные выглядели бы грузно и массивно, поэтому выбрали консольные модели. Некоторые споры вызвал гарнитур для будуара. Заказчик представлял себе его в орехе, в тон дубового паркета, уложенного в двух разных направлениях, чтобы выделить функциональные зоны спальни (будуар и спальное место). Но, опять-таки привязываясь к модели кровати, автор проекта предложила белый цвет, придающий любому предмету легкость и изящность. Фактура будуарного гарнитура фабрики Angelo Cappellini оказалась на редкость богатой: здесь и проблески серебра с позолотой на белых деревянных поверхностях, и благородный бархат обивки канапе, и декоративные резные детали, и даже кружевные шторки, которыми украшены стеклянные дверцы небольшого шкафчика. Правда последний элемент внесла в комплект гарнитура Дарья, скрыв тем самым непрезентабельный вид хранящихся на полочках разнокалиберных косметических баночек и тюбиков. Без всякого сомнения обогатили фактуру интерьера обои с жемчужными полосками, отливающими благородным перламутром, и шелковые шторы с вышитым цветочным  орнаментом. Интересно, что когда работа удается и все спорится в руках, многие детали находятся сами собой. Например, картину с букетом пионов архитектор приобрела на свой страх и риск, но была уверена, что искусно прописанные шелковые драпировки, словно натуральный, фарфоровый кувшин, букет цветов, подернутый туманной дымкой, не оставят равнодушными хозяев дома. Так и вышло: натюрморт занял достойное место в изголовье кровати.

Надо заметить, что архитектор старается подбирать детали таким образом, чтобы они составляли гармоничную пару. Так, например, в хозяйской ванной комнате керамические панно из английской плитки в стиле модерн созвучны кружевным шторам от GP & J Baker. В детской ламбрекен и потолочный бордюр из декоративных обоев имеют одинаковый рисунок с изображением забавных зверушек. Тот же принцип использован и в кабинете: текстиль и обои с мотивами осеннего поля, едва прикрытого первым снегом. Кстати, такая композиция была выбрана тоже не случайно. Владелец дома — заядлый охотник, и чучела животных, украшающих кабинет, сделаны из добытых им лично трофеев. А, как известно, самый подходящий период охоты — поздняя осень. Так что осенний пейзаж на стенах, шторах и декоративных подушках всегда ассоциируется у заказчика с предчувствием новых побед. Наконец, в бильярдной в тон насыщенно-зеленому сукну стола подобраны обои от Lewis & Wood — однотонные и с изображением множества открыток.

Заметим, что в целом в интерьере дома угадываются нотки старомосковской квартиры: паркетные полы, уложенные елочкой, высокие потолки, широкие порталы проемов, плотные шторы. Влюбленность архитектора в уютный быт 30-50-х годов прошлого века оказалась понятной и заказчику. И хотя в самом начале статьи мы говорили об отсутствии в дизайне интерьера какой-либо философии, она все же здесь есть и заключена в добром, приятном настроении, которое создает этот дом.

 

 

Читайте так же:

Комментарии запрещены.