Последние проекты

Городская идиллия

Взаимопонимание между заказчиком и дизайнером для последнего крайне необходимо. Без этого ни один из придуманных им «пазлов», независимо от степени их значимости — будь то декоративная отделка помещения или аксессуары для кухонного гарнитура, — не сложится в удачно написанную интерьерную картину. Архитекторам Дмитрию Дембовскому и Светлане Тихоновой, к счастью, всегда удается найти общие точки соприкосновения с заказчиками. А при создании данного интерьера владельцы квартиры, молодая супружеская пара, буквально заразили их своей энергией, жизнерадостностью, теплом бережно хранимых семейных отношений.

Впрочем, прилагательное «теплый» стало ключевым определением для всего дизайн-проекта. Покупая трехкомнатную квартиру в новом монолитном доме, супруги рассчитывали превратить ее в некий средиземноморский оазис — ассоциации с характерной культурой южного побережья всегда способны вызвать приятные воспоминания об отдыхе в теплых краях и улучшить настроение, если за окном метут метели или хмурится небо и вот-вот пойдет холодный серый дождь. В общем, идея сделать не в переносном, а в буквальном смысле теплый южный интерьер, понравилась и архитекторам. Задумавшись над предложением заказчиков, авторы проекта в шутку даже подсчитали, что, проводя ежегодно свой отпуск в той или иной стране Средиземноморья, они прожили в среднем на его побережье около полутора лет. Впрочем, данный факт играл им только на руку. С характерными особенностями средиземноморской культуры они были знакомы отнюдь не по книжкам и могли оперировать с абсолютной точностью не только декоративными элементами, но и такими эмпирическими понятиями, как атмосфера и настроение, не менее важными в создании достоверной картины южной идиллии. Причем к странам, находящимся на побережье Средиземного моря, относятся не только европейские государства, такие, как Италия или Греция, с которыми мы обычно и отождествляем средиземноморский стиль, но также Тунис, Марокко, Египет, сочетающие в себе две культуры — восточную и берберскую. Эта особенность тоже не ускользнула от внимания архитекторов и была отражена ими в проекте.

Г-образный план квартиры не оставлял возможности для множества вариантов расположения помещений. Само собой напрашивалось единственное логичное планировочное решение — разместить приватные комнаты (хозяйскую спальню и гостевую — потенциальную детскую) в дальней части квартиры, а парадную зону сделать максимально открытой, но изолировать при этом кухню-столовую. В итоге получилось так, что прихожая-холл оказалась фактически объединенной с гостиной. Данное обстоятельство никого не смутило, тем более, что проходному помещению с помощью оригинального декоративного оформления и соответствующей обстановки придали статус жилого. Зону прихожей выделили с помощью декоративной отделки пола — разноцветная керамическая плитка, вырезанная мастером по схеме раскладки (авторы проекта намеренно просили сделать это как можно небрежней, ведь именно такой чертой отличается архитектура), уложена в круглое орнаментальное панно. Холл и примыкающий к нему коридор приватной части освещен рядом одинаковых потолочных светильников. Для того чтобы акцентировать внимание на декоративной отделке пола, архитекторы хотели несколько изменить дизайн одной из люстр, но в коллекции ничего подходящего не было. И все же намерениям авторов проекта было суждено сбыться. При транспортировке один из плафонов разбился, чем не преминули воспользоваться: пространство между частями металлического каркаса заполнили нитями из белых полупрозрачных бус. Теперь при входе в квартиру сразу обращаешь внимание на оригинальный светильник — он одновременно и удивляет своим необычным дизайном, и не выбивается из общего модельного ряда. Ощущение жилого пространства придает холлу-прихожей книжный шкаф, также сделанный на заказ по эскизам архитекторов. Его дизайн сразу же понравился заказчикам, они колебались лишь с цветовым решением — несколько смущали белые фасады с зеркальными и стеклянными дверцами. Но когда шкаф смонтировали, все сомнения отпали сами собой — он сразу превратил проходное пространство в уютную домашнюю библиотеку.

Уже с порога квартиры обращает на себя внимание необычное планировочное решение — вместо стандартных перегородок гостиную отделяют от входного пространства полупрозрачные драпировки, изящно подвешенные на кованых кронштейнах, которые, в свою очередь, крепятся к колоннам с оригинальными капителями. Над последними архитекторам пришлось поломать голову: без колонн средиземноморский интерьер немыслим, но и вводить в декоративную композицию растиражированные полиуретановые классические элементы не хотелось — от этого веяло очевидной банальностью.

 

При посещении одной из мастерских авторы проекта обратили внимание на слепок, сделанный по оригиналу византийской капители раннего средневековья. Причем даже   сегодня   они   довольно   часто встречаются не только в греческих и славянских православных храмах, но и в итальянских католических трансептах, что лишний раз подтверждает общность средиземноморских культур. Так что находка оказалась как нельзя кстати. Капители, как и гладкий фуст колонн, отлили из гипса — так в интерьере московской квартиры появилась точная копия элемента ранневизантийской архитектуры.

За диваном предполагалось расписать всю стену, изобразив морское побережье, — голубое небо, стройные кипарисы и каменистый склон. Но поскольку хозяйка увлекается живописью, то оформление этого пространства    оставили    на  ее    собственное усмотрение.

 

Кстати, для этого занятия архитекторы, наученные собственным опытом, выделили в гостиной специальное место: сегмент пола отделали керамической плиткой под натуральный камень. Сейчас здесь стоит письменный стол, но при необходимости его можно убрать и поставить мольберт, благо дневного света в комнате более чем достаточно. И наслаждаться процессом творчества, не обращая ровным счетом никакого внимания на падающие на пол с кисти и палитры краски, — после работы керамическое напольное покрытие можно будет легко отмыть.

Охристо-золотистый цвет, присутствующий практически во всех помещениях, — своего рода ассоциативное воспоминание авторов проекта о поездке в Тунис. Белые стены домов, ослепительно-голубое небо, раскаленный от солнца песок и прохлада охристо-золотистого холла отеля — это первое, что всплывает в памяти при упоминании о стране оливок и соляных озер. Впрочем, похожий пейзаж можно наблюдать и в Греции, и на побережье Испании, в общем — типичная картина средиземноморского побережья. Поэтому и хозяева квартиры согласились использовать в цветовом решении этот оттенок. Тем более что архитекторы добились путем подбора тона непосредственно при окрашивании стен такого нюансного прочтения цвета, что какая бы погода ни была за окном, в квартире всегда солнечно и тепло.

Кровать в спальне — это своего рода восточный топчан авторского исполнения. Из кирпича в виде буквы П выложено основание, в котором сделаны две симметричные выемки для раздвижных ящиков, куда можно убирать белье. Поверх основания уложены ортопедическая решетка и матрас, а завершенность такой конструкции придает кованое изголовье, прикрепленное прямо к стене. Активное цветовое решение спальни достигнуто в действительности минимальными средствами. Основание кровати и стена за ее изголовьем облицованы керамической плиткой — однотонной под натуральный камень и орнаментальной, причем последняя выглядит так, будто ей сто лет. Чтобы не переборщить с яркими, насыщенными оттенками, архитекторы ввели в декор стены белый цвет. Плинтус, рельефный цоколь и ступенчатая выемка, окружающая изголовье кровати, выкрашены белой краской, и лишь контур композиции облицован плиткой с характерным восточным орнаментом. Большие профильные карнизы высотой около35 смв качестве напоминания о старинной тунисской архитектуре, сделанные по всему периметру комнаты, создают впечатление сводчатых потолков. Довольно большая площадь спальни позволила устроить здесь же вместительную и эргономичную гардеробную — она имеет пятиугольную форму, благодаря чему в комнату можно попасть с двух противоположных сторон.

В отличие от жилых помещений цветовое решение кухни более спокойное — сочетание терракотовых и зеленых оттенков хотя и теплое, но менее активное. Чтобы переход к такому интерьеру воспринимался менее контрастно, кухонную дверь украсили витражом в бело-зеленой гамме с простым геометрическим орнаментом, характерным для раннего средневековья.

Единственным помещением, цветовое решение которого меняет свой тон с теплого на холодный, является ванная комната.  Этим архитекторы стремились передать особое ощущение облегчения от пребывания в жару у прохладной воды. Стена над ванной декорирована смальтовой мозаикой с изображением козы. Это увеличенная копия фрагмента настоящей римской мозаики, экспонируемой в тунисском музее Бордо. Авторы проекта ее лишь несколько скомпилировали, изменив поворот головы животного.

Помимо керамической плитки в качестве напольного покрытия во всех жилых помещениях использован дубовый паркет. Причем намеренно выбрали дерево низкого сорта — на нем хорошо видны сучки и рисунок годовых колец, что придает напольному покрытию особую живописность, в отличие от дорогого паркета, в котором рисунок текстуры практически отсутствует и поверхность становится однотонной, похожей на ламинат.

Живописный вид, открывающийся из окон парадной части, архитекторы решили подчеркнуть широкими подоконниками, поверхность которых облицевали керамической плиткой под натуральный камень. Теперь на них можно присесть и полюбоваться очаровательным   столичным   пейзажем.

Да и во время приема гостей дополнительное «посадочное» место не помешает. Такое планировочное решение вполне соответствует тому, что можно увидеть на полотнах художников позапрошлого века, запечатлевших идиллические городские пейзажи итальянской провинции. Отдыхающих от полуденного зноя людей там можно обнаружить повсюду — на террасах, парапетах каменных набережных, да и просто на мощеных мостовых. Подобно им и в реальном интерьере средиземноморский пейзаж создается не только декоративными средствами, но и побудительным действием присутствующих «персонажей» — хозяев квартиры и их друзей, которые могут уютно расположиться и на мягком диване, и на широком подоконнике. К тому же для последних найдется и вполне функциональное применение — широкая поверхность подоконников прекрасно подойдет для размещения горшечных растений, разводимых хозяйкой квартиры.

Работа над интерьером настолько захватила архитекторов, что они решили непосредственно поучаствовать в его создании, то есть не только руководить процессом, но и самостоятельно реализовать какие-то собственные идеи. Так, например, они расписали классические филенчатые двери. К этому случаю удачно подошел узор, скопированный на кальку с итальянского образца в одной из поездок на море. Кованые предметы — карнизы, подсвечники, люстры — дамы украсили нитями из разноцветных бус. Возможно, эти детали не столь заметны, но, без сомнения, они вносят в интерьер определенный шарм, ощущение hand made.

Впрочем, подобное чувство всегда возникает от посещения средиземноморских стран, поэтому авторы проекта убеждены, что интерпретация южного интерьера не терпит выхолощенного дизайна. И убедительным доказательством тому служит данная квартира — чувственная, легкая и веселая, поскольку сделана на одном дыхании и под впечатлением от теплой атмосферы, царящей в семье.

 

 

Читайте так же:

Комментарии запрещены.