Последние проекты

Инсталляция яблоневого сада

Преображение пространства — изменение его формы, динамики — любимая игра дизайнера Дмитрия Федорова. В планировке трехкомнатной квартиры в монолитном доме ему многое пришлось изменить. Во-первых, это было связано с пожеланиями заказчиков — семьи с двумя детьми. Помимо просторной парадной зоны и двух спален им была необходима еще одна детская комната для занятий и игр. Во-вторых, для того и приглашают на работу художника, архитектора, чтобы придать интерьерам индивидуальный стиль, который бы соответствовал не только образу жизни хозяев дома, но и современным тенденциям декорирования. Ну и, наконец, кто же, как не опытный дизайнер, сумеет соединить воедино функциональность и эстетику?

Дмитрий Федоров не декадентский поклонник чистой красоты. Избыточность красивых деталей чужда его стилю. Дизайнер предпочитает в первую очередь учитывать в проекте все пожелания заказчика, создавая удобную и рациональную планировку. Подобно тому, как художник Мориц Конелиус Эшер в начале прошлого века играл с математическими формулами и логикой неэвклидовой геометрии, так и Дмитрий Федоров вплетает функциональные решения в сложную графику декора.

Так прихожая в результате рациональной планировки и использования ряда простых декоративных приемов превратилась в некую страну Зазеркалья. На первый взгляд кажется, что ее обстановку составляют помимо изящной банкетки с консольным столиком два встроенных шкафа с зеркальными дверьми. Так оно и есть в действительности. Только шкаф, расположенный справа от входной двери, имеет не прямоугольную, а трапециевидную форму — он расширяется по направлению к парадной части квартиры, но при этом кажется параллельным противоположной стороне прихожей. А шкаф, расположенный слева от входа, таковым является лишь наполовину — за одной из его зеркальных дверей скрыт небольшой коридор, ведущий в гостевой санузел и прачечную. Такую «неэвклидову» геометрию, построенную на оптическом эффекте зеркал, пришлось применить из-за малого пространства прихожей. А трапециевидный шкаф дизайнер предложил поделить на три части: в первой, более узкой, можно хранить обувь, в средней — верхнюю одежду, в третьей, самой широкой — бытовую технику.

Таким же образом дизайнер изменил планировку всей квартиры. Чтобы высвободить место для игровой комнаты, несколько сократили площадь гостиной-столовой и детской спальни, разместив между ними необходимое помещение. Но в результате такой «перестановки» возникли новые проблемы. Парадная часть, объединившая в себе кухню, столовую и гостиную, оказалась недостаточно освещенной дневным светом — после перепланировки в ней осталось только одно окно. К тому же и без того небольшую прихожую решили не изолировать от общественного пространства, но хотя бы визуально ее требовалось отгородить от гостиной. Для этого возвели невысокую полукруглую перегородку из гипсокартона со сквозными нишами для экспозиции сувениров. А чтобы ее плоскость не воспринималась монотонной поверхностью, перегородку декорировали кованой виноградной лозой.

У окна разместили столовую, а чуть в глубине — гостиную. Поскольку заказчик с самого начала предполагал устроить в последней домашний кинотеатр с проектором и большим экраном, то и недостаток дневного освещения сыграл только на руку. Не было необходимости устанавливать роль ставни, так как в слегка затемненной гостиной и днем можно комфортно смотреть кинофильмы — дневной свет не является этому помехой. Зато искусственному освещению дизайнер уделил особое внимание. Кухня благодаря авторскому потолочному светильнику и скрытой подсветке тумб больше похожа на светящуюся космическую дорожку. И действительно, глянцевые фасады гарнитура, крупная напольная плитка, металлический блеск стильной вытяжки привносят в атмосферу парадной части некую фантастичность. Скрытая подсветка фасадов и зеркальные фрагменты отделки стен создают такое впечатление, будто кухонные тумбы парят в воздухе, а полоса галогеновых светильников образует замысловатую игру бликов в глянце напольной плитки, мебели, металлических молдингов и даже оригинальных обоев, сделанных из слюды (ими частично оклеен кухонный «фартук»).

Кухню от гостиной отделяет высокая барная стойка для завтраков и фуршетов, а расположенный вслед за ней низкий угловой диван визуально отгораживает пространство гостиной от столовой. Но выбор именно такой формы обусловлен не столько зонированием пространства, сколько комфортным просмотром видео. Присев на одну сторону, можно пользоваться проектором и широким экраном (с пульта управления он опускается из скрытой в подвесном потолке ниши), а на другой стороне, по соседству с барной стойкой, просматривать новостные программы, включив для этого телевизионную панель. В стеклянной столешнице большого обеденного стола отражается люстра, похожая на пучок разбегающихся «звездных дорожек» из хрусталя. Оживляет сдержанный декор парадной части торшер-труба, в вертикальной прорези которого «горит» галогеновый огонь. Тепло его ламп заставляет трепетать «язычки пламени» — кусочки фольги из сусального золота, которыми оклеена внутренняя часть светильника.

В своеобразный маленький театр превращен небольшой холл приватной части квартиры. Отсюда можно попасть в родительскую половину — расположенные друг за другом спальню, гардеробную и ванную комнату, а также детские апартаменты — игровую и спальню. Холл имеет очевидный недостаток — практически в центре помещения находится квадратная несущая колонна. Конечно, ее можно было бы замаскировать, включив в одну из перегородок, ограничивающих спальню. Но тогда последняя напоминала бы скорее студию, нежели приватные покои. К тому же за счет сокращения площади хозяйской спальни удалось увеличить гардеробную. Так что одним планировочным недостатком решили пожертвовать ради большего комфорта, тем более что вскоре хозяева просто о нем забыли. Теперь холл напоминает скорее райский сад.

Колонна превращена в ствол старой яблони. Кованые декоративные элементы выполнены настолько виртуозно, что дерево кажется вполне реальным — его кряжистые ветви с созревшими яблоками обвивают несущую конструкцию и тянутся к небу. Завершение колонны замаскировано круглой выемкой, сделанной в подвесном потолке. Ее насыщенный цвет и четыре ярких светильника (по одному с каждой стороны колонны) с круглыми плафонами делают замысел дизайнера вполне реалистичным. Дополняют «библейский» интерьер оригинальные бра — диски, покрытые сусальным золотом.

Холл — это своего рода перекресток, ведь из него можно попасть во все приватные помещения. На пути к детским находится антикварный балийский буфет, сделанный из тиковых досок. Спальня девочек, конечно же, многим напоминает комнату Барби. Стена возле кроваток оклеена фотообоями с оригинальным рисунком — за слегка присборенным тюлем отчетливо проступают цветочные силуэты. Впрочем, в декоре использован и настоящий тюль: из него сделаны стилизованные пологи в изголовье каждой кровати. Комната для игр — полная противоположность по стилевому решению. Она лаконичная и деловая, что вполне объяснимо, ведь дизайн спальни Дмитрию Федорову помогала придумывать мама девочек, а кабинет-игровую — папа.

В хозяйской спальне создана по-настоящему камерная атмосфера. Шторы, покрывало, обои — все теплого винно-бордового цвета с вкраплением позолоты. Ниши со скрытой подсветкой своей строгой геометрической формой вносят нотку сдержанности в изысканную обстановку комнаты. Шторы открываются с помощью пульта, а за ними — широкие распашные двери, ведущие на застекленную лоджию. Последняя стараниями хозяина квартиры превращена в настоящую восточную кальянную. Кушетка с пологом, яркие подушки, мягкие шерстяные ковры — здесь все располагает к неторопливому и приятному времяпрепровождению. Комнате, несомненно, присущ некий элемент театральности, как, впрочем, и всей квартире. Но от этого интерьер только выиграл: раскрываясь постепенно, он каждый раз не перестает удивлять новым поворотом событий.

 

Читайте так же:

Комментарии запрещены.