Последние проекты

Семейный портрет в интерьере

Одаренный  портретист  мгновенно подмечает характерные черты каждого заказчика и, отбросив второстепенное, способен создать узнаваемый набросок буквально несколькими штрихами. Талантливый архитектор, работающий с частным заказчиком, в чем-то сродни живописцу. Его задача состоит не только в том, чтобы грамотно и красиво спланировать и обставить помещения, но и в том, чтобы «угадать» именно те неповторимые черточки и нюансы, которые покажутся владельцу жилища родными, превратят некий абстрактный набор потолков, полов, стен и мебели в уютный, родной для него дом.

Для того чтобы эта квартира получилась именно такой, как хотели заказчики, удобной и приятной для всех без исключения, дизайнеру Анне Гескиной пришлось внимательно наблюдать за всеми членами большого дружного семейства. Основные задачи и пристрастия были сформулированы владельцами квартиры четко: они хотели получить в свое распоряжение большое гостевое пространство, изолированные апартаменты для сыновей и супружескую спальню (все — с прилегающими санузлами). Кроме того, хозяева предпочли выделить небольшое пространство в собственной спальне для обустройства миниатюрной детской для крошечной дочурки, а также сделать в квартире несколько полноценных систем хранения. Проблема состояла в том, что две из четырех предполагавшихся в квартире комнат предназначались для мальчиков-подростков. Дизайнер рассчитывала, что юноши не поленятся детально изложить ей свои требования — какую мебель и светильники они хотели бы видеть в своих комнатах, какая цветовая гамма им близка. «А нам все равно!» — радостно цитировали ребята строчку из старого мультфильма, и ускользали от «скучного» разговора. Оставалось придумывать все самой и надеяться, что «равнодушные» молодые хозяева комнат оценят ее усилия…

Относительно небольшая (в соотношении с предполагавшимся «смысловым наполнением») площадь квартиры заставила идти на определенные компромиссы. Системы хранения (чем больше семья, тем больше потребность в разнообразных шкафах) разместили не только в прихожей, закутке-кладовке рядом со спальней хозяев, но и в комнате старшего из сыновей. В спальне младшего появился раскладной полосатый диван — в случае необходимости он превратится в дополнительное спальное место для засидевшегося в гостях одноклассника или нагрянувшего в гости родственника.

Маленьким секретом Анны Гескиной стал выбор цветовой гаммы для интерьера: по признанию дизайнера, она внимательно следила за тем, какие цвета предпочитает в одежде и аксессуарах хозяйка дома, женщина крайне интеллигентная и сдержанная. В результате в интерьере преобладают сложные и в то же время нежные, теплые, женственные цвета — медово-золотистое и шоколадно-ореховое дерево, светлое серебро и тон слоновой кости, сливочный беж.

Композиционным центром квартиры служит гостиная, объединенная со столовой и кухней. Последняя строго отделена от гостевых помещений, однако перегородка больше напоминает не глухую стену, а ширму: она не доходит до потолка, пропуская сверху мягкий, рассеянный свет, струящийся из кухни. Чтобы превратить это стационарное «ограждение» в украшение гостиной, был приглашен профессиональный художник. Тонкий рисунок, напоминающий стебли хвоща, выполнен в цвете черненого серебра. Похожий узор выполнен на одной из стен коридора. Если оставить открытыми широкие раздвижные двери, отделяющие его от гостиной, то два рисунка с близким орнаментом, но разным направлением — вертикальный в парадной зоне и горизонтальный на стене в коридоре — словно перекликаются между собой, визуально объединяя пространство этих помещений.

Главная деталь в гостевом пространстве, под которую подбиралась остальная меблировка, — классических пропорций буфет. На его приобретении настаивала хозяйка — ей хотелось, чтобы в интерьере была деталь, напоминающая о детстве, а похожий буфет, по воспоминаниям заказчицы, имелся у бабушки. Дизайнер подобрала соответствующий по стилю гарнитур — обеденный стол с инкрустированной столешницей и удобные стулья, а затем уравновесила композицию ажурными стеллажами в колониальном стиле, установленными у стены напротив буфета. Получилось очень эмоционально насыщенное пространство, напоминающее столовую в колониальном стиле в каком-нибудь английском или американском особняке. Тканевые двухслойные абажуры торшеров прекрасно сочетаются с темным деревом и со светлым тюлем, объединяя все части композиции в единое целое.

Впрочем, разнообразными экспериментами в классическом стиле заранее договорились не злоупотреблять — хозяева хотели получить не подчеркнуто стилизованную под какую-то эпоху квартиру, а современный, легкий интерьер. Соответственно, для «телевизионной» зоны был выбран широкий, отчетливо минималистский диван, а кухонная мебель едва ощутимо намекает на хайтек: темное дерево сочетается здесь с шлифованным алюминием боковых стенок навесных шкафов и безупречно-белым корианом рабочей столешницы, которая представляет собой единое целое с маленьким боковым столиком для завтрака. Нюанс: кафель, использованный на кухне, изготовлен вручную, и поэтому у плиток неровные, грубо обработанные края и широкие швы. Чтобы создать изысканный контраст с этим «примитивом», для бордюров и декоративных полосок была выбрана «венецианская» золотая смальта. Она придает кухонному «фартуку» завершенность и отчетливый шик.

Чарующее смешение «колониальной» классики с небрежным, прагматичным современным стилем заметно повсюду. В спальне хозяев модный текстильный светильник-парус мирно соседствует с копией авторской картины с изображением распускающегося мака (если продолжать «колониальные» аллюзии, то придется вспомнить английские торговые клиперы на рейдах неподалеку от китайских опиумных плантаций), а плотное тканое покрывало гармонирует с благородно поблескивающим шелком штор. В спальне старшего из сыновей симпатичные светильники-шарики и минималистские книжные полки над рабочим столом прекрасно сочетаются со стеганым покрывалом в стиле кантри.

В спальне младшего сына жесткая геометрия и черно-белая лаконичность чехла на диване смягчаются сложной, текстурной отделкой стен. Для подобных случаев дизайнер дает полезный совет: если вы выбрали для отделки обои под покраску, лучше это сделать в технике мелирования. Идея проста: сначала наносится краска на всю поверхность, через некоторое время с выпуклых фрагментов рисунка мягкой губкой убирается верхний слой, и рельеф становится более отчетливым и броским за счет высветления выступающих частей.

Похожее по смыслу, но совершенно иное по технике исполнения сочетание гладкой поверхности и рельефа — в ванной комнате при хозяйской спальне. Здесь в облицовке стен использованы гладкая керамическая плитка и практически неотличимая от нее по цвету фактурная. О классике напоминает освещение — строгие бра геометрической формы из молочно-белого стекла и форма раковины в виде абсолютно традиционной «миски», крайне похожая на фаянсовые тазики, подававшиеся желавшим умыться постояльцам провинциальных английских гостиниц чуть ли не до начала прошлого века.

В санузле сыновей царит «праздник непослушания» — сложная расцветка стен из глянцевой плитки и оригинальные светильники, похожие на обычные лампочки накаливания на шнурах, только вот лампочки гигантские, и шнуры им под стать. Неожиданный бонус: всячески изгибая и завязывая этот плотный металлический шнур, можно менять общий вид светильников, внося тем самым в обстановку ванной ощущение новизны.

Благодаря подобному ненавязчивому сочетанию стилей интерьер получился привлекательным, но не чрезмерно декоративным, очень уютным и лишенным пафоса, домашним и обжитым. И, пожалуй, по завершении работ едва ли не лучшей похвалой для автора проекта стала реакция с самого начала устранившихся от обсуждений дизайна сыновей хозяев: «А здорово получилось, — сказали братья хором, обживая свои комнаты. — Нам нравится!»

Читайте так же:

Комментарии запрещены.